А припой-то не настоящий или как Рогозин диверсию обнаружил

В конце января 2017 года Вице-премьер призвал наказать всех виновных в авариях в космической отрасли, причем не только тех, кто «чего-то там крал», но и тех, кто «ненадежно присматривал».
Новостные издания сообщали, что при производстве ракетных двигателей была подменена техническая документация и использован припой без содержания драгоценных металлов. Кроме того, при выяснении обстоятельств халатности, приведшей к аварии, выяснилось, что сотрудники имеют низкий уровень зарплат.

Диверсанты те, кто не платит денег этим людям. Они — диверсанты», — сказал Рогозин (цитата по rbc.ru).

По поводу диверсии, это конечно точно подмечено. Платить людям, выполняющим сложнейшую работу 15 тыс. руб. это диверсия. И в таких ситуациях и правда, до беды рукой подать. Люди, загнанные в такие условия не то, что документацию и припой поменять, они могут и уйти с такой работы. А это грозит потерей квалифицированных кадров, которых и так не хватает. Смущает только одно, что у нас половина страны получает не сильно больше. Кто же эти диверсанты, что платят людям такие зарплаты?

Кстати, случаи с кражей драгоценных материалов на предприятиях были и при социализме.

Кроме низких зарплат, что не новость для нашей страны, смущает также сама возможность подмены технической документации и использования, не разрешенного документацией материала. Давайте разберем по порядку.

На каждом предприятии существует отдел технической документации, который занимается хранением и распространением по подразделениям предприятия учтенной документации (если документация с грифом, то туда вообще не просто попасть). Кстати, если кто-то думает, что в наш компьютерный век вся документация хранится в электронном виде, то вы заблуждаетесь. Документация чаще всего хранится на кальке и с нее делаются копии. Так вот, внести изменения в документацию может только разработчик, используя для этого, соответствующие документы (извещение об изменении). И тут либо кто-то согласовал и утвердил извещение, позволяющее использовать другой припой, либо кто-то в обход выпуска извещения разрешил применение другого материала. На некоторых предприятиях существует практика выпуска служебных записок, карт отклонения от технической документации и других документов (в зависимости от фантазии руководителей), разрешающих те или иные отклонения. В любом случае это вопрос квалификации подписавших такие документы сотрудников.

А вот если и правда был подлог (подделка) документов в одном из подразделений, то это просто ужас. И тут возникает много вопросов к ВП МО РФ, к руководителям отдела технического контроля, допустивших (прозевавших) такую ситуацию. И не только к ним.

Хотя, на мой взгляд, проблема гораздо шире, чем просто единичный случай подлога.

Во-первых, вы себе представляете уровень проблем, что данным вопросом пришлось заниматься лично Дмитрию Рогозину.

Во-вторых, давайте проведем мысленный эксперимент. Например, если взять (с учетом допустимых замен) список материалов заложенных в технической документации (специфицированные нормы расхода материалов) и сравнить со списком материалов, проходивших через материальный стол бухгалтерии (т.е. закупавшихся), то может открыться “чудесная” картина. И если руководствоваться формальными признаками (сравнивать условное обозначение в нормативах и списке покупавшихся материалов), то при несовпадении большого количества позиций возникает резонный вопрос: из чего сделали изделие? Ответов может быть много, и их детальное рассмотрение займет не одну страницу мелким шрифтом.

И может так оказаться, что использование не разрешенных документацией или с вышедшим сроком годности материалов, не просто единичный случай подлога или халатности при изменении документации на одном предприятии, а системная проблема в нашей промышленности.

Может ли данная проблема быть причиной каких-либо происшествий с изделиями? Очевидно, что да и Дмитрию Рогозину пришлось лично посещать Воронежский механический завод для раздачи подарков.

Конечно, нельзя говорить, что в нашем машиностроении процветает халатность и слабая производственная и технологическая дисциплина, но если есть такого рода трудности, то их надо решать. Иначе изделия будут сходить и дальше.

А пока вице-премьер может так ездить по всем предприятиям. Хотя, конечно, это крайний способ и есть другие варианты решения проблемы.

Share
Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *